?

Log in

СТЕНОГРАММА ВСТРЕЧИ С РЕЖИССЕРОМ В КЛУБЕ СИНЕФАНТОМ. часть 1 - Человек, который знал все [entries|archive|friends|userinfo]
vse_film

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

СТЕНОГРАММА ВСТРЕЧИ С РЕЖИССЕРОМ В КЛУБЕ СИНЕФАНТОМ. часть 1 [сент. 15, 2009|02:47 pm]
vse_film
[Tags|, ]

До и после показа 10 июня

ПЕРЕД ПОКАЗОМ

Андрей Сильвестров: Я сразу хочу сказать, что мы не просто заканчиваем, а мы делаем лёгкий перерыв, связанный с тем, что мы будем активно участвовать в работе Московского кинофестиваля. И, соответственно, я вас всех приглашаю на Московский кинофестиваль. Посещайте программы, которые мы делаем. Это программа «Альтернатива», которая будет идти в… «Киноцентре на Красной преснее». А так же мы будем обеспечивать обсуждение конкурсной программы, которая называется «Перспективы». Так что, мы вас всех ждём, и будем рады видеть. Жалко, что сегодня, в этот день нас не так много, как я предполагал, что будет, но, видимо, есть очень сильный конкурент в лице маленькой северной страны Финляндии, которая сегодня борется за выход в европейский мировой чемпионат по футболу, а препятствует ему в этом сборная России. Сразу хочу обрадовать всех зрителей, что во время обсуждения у нас будет по SMS поступать счёт, так что вы ничего не потеряете. Я хочу пригласить Владимира Мирзоева, режиссёра фильма. (Аплодисменты.)

Владимир Мирзоев: Добрый вечер.

Андрей Сильвестров: Владимир, несколько слов вам, если вы считаете нужным предупредить о чём-то зрителей перед показом.

Владимир Мирзоев: Может быть, какие-то есть предваряющие вопросы? Что-то нужно перед фильмом сказать, что?.. Какое произведение послужило поводом, ну и так далее. Если нужно. Если не нужно… Вот я хочу просто сказать, что это экранизация довольно известного романа, который был в разных коротких списках. Правда, получил премию только «Бронзовая улитка» – премию фантастов, учреждённую Стругацким. Был в коротком списке «Русского Букера», большой книги. То есть, такой довольно известный в литературных кругах роман. Я знаю, что любители кино нынче мало читают, поэтому счёл своим долгом сделать такое пояснение. Роман как-то был замечен зрителями, читателями замечен и критиками, его полюбили. Написал его Игорь Сахновский, живёт он в городе Екатеринбурге. Очень хороший писатель. Вообще, я советую этот роман почитать, если будет не противно после фильма, потому что это хорошо написано. Просто действительно здорово, такая отличная мясистая русская проза. Может быть, набоковская традиция. Ну вот, собственно, сценарий мы с Игорем написали вместе.

Андрей Сильвестров: С автором романа?

Владимир Мирзоев: Да, с Сахновским. Переписывались по Интернету, я какие-то эпизоды ему пересылал, он авторизовал их, потом он какие-то писал. В общем, так вот мы сотрудничали. Ну, собственно, и всё.

Андрей Сильвестров: Что-то о самом фильме? Надо предупредить о чём-то зрителя? Вот я чувствую, что о чём-то надо предупредить.

Владимир Мирзоев: Мне кажется, что в вашем киноклубе вы привыкли к такому немножко…

Андрей Сильвестров: Ко всему.

Владимир Мирзоев: Ко всему, но всё-таки, в основном, к чему-то параллельному. Нет?

Андрей Сильвестров: Вы знаете, что такое параллельное – это же весьма как бы условно. Вот «Обитаемый остров» – это как, параллельное кино или что? С точки зрения коммерции, наверное, параллельное, да? А с точки зрения искусства, наверное, перпендикулярное. (Смеются.)

Владимир Мирзоев: Хорошо. Я не знаю…

Андрей Сильвестров: Мы показывали «Обитаемый остров».

Владимир Мирзоев: Понятно, понятно. Я просто не понимаю контекста, в который попадает этот фильм, поэтому мне трудно на самом деле вас предупредить. Но это вполне мейнстримовский фильм, такой, не слишком высоколобый, но и не вполне идиотичный. Поэтому, приятного просмотра.

Андрей Сильвестров: Знаете, что такое «мейнстримовский фильм» и «не мейнстримовский фильм» – у нас будет возможность обсудить сразу после того, как мы посмотрим фильм. Мы подумаем, делать перерыв или нет. Я так вот чувствую, что перерыв необязателен. А может быть, мы его и сделаем. Так что сразу после фильма Владимир ответит на ваши вопросы. Оставайтесь в зале.

Владимир Мирзоев: Спасибо, что пришли. (Аплодисменты.)

ПОСЛЕ ПОКАЗА

Андрей Сильвестров: Для того чтобы задать вопросы или, может быть, вы захотите сделать какое-то высказывание – поднимите руку, и кто-нибудь вам даст микрофон. (Аплодисменты.) Соответственно, без микрофона у нас не принято говорить. Это связано с тем, что мы всё фиксируем вот на эту камеру, и позже превращаем это в текст, который выкладываем на нашем сайте. Поэтому внимательно относитесь к своим словам, но главное – говорите их в микрофон. Друзья, если есть уже сразу какие-то вопросы… Да, пожалуйста. Давайте, я к вам подойду.

Эдуард: Можно узнать, а как вы пришли к этой истории? Вы к ней пришли или она вас нашла? Ну, вот решение ваше снимать этот фильм.

Владимир Мирзоев: История, на самом деле, занимательная. Потому что когда Игорь Сахновский получал премию «Русский декамерон», было это, наверное, года 4 назад, может быть, 5 лет назад – премия, которую Александр Вайнштейн учредил – я эту премию как бы… Ну, вот говорил речь во время вручения, и из этой речи стало понятно, что мне очень нравится книжка, первая книжка Игоря – книжка рассказов «Счастливцы и безумцы». Очень хорошая проза. И я боролся за то, чтобы Игорь получил эту премию.

Андрей Сильвестров: А вы были в жюри?

Владимир Мирзоев: Да, я был в жюри, но мы не были с Игорем знакомы. И во время церемонии Игорь ко мне подошёл, мы выпили с ним, как-то познакомились. Он сказал: «Я знаю, что вы занимаетесь кино. Может быть, я могу что-то для вас написать?» Я говорю: «Конечно, напишите какой-нибудь замечательный остросюжетный роман, а я его экранизирую, если он мне понравится». Через 3 года он мне прислал недописанный роман по Интернету. И роман мне понравился, и я стал искать продюсера. Вот, собственно, такая вот история.

Андрей Сильвестров: А быстро вообще всё это… Проходил процесс нахождения…

Владимир Мирзоев: Поиска продюсера?

Андрей Сильвестров: Ну, вот от того, как вы получили, собственно, до того…

Владимир Мирзоев: Впервые в моей жизни, впервые это было… Причём, поскольку я человек не очень опытный в этом деле, я ухитрился послать сразу нескольким продюсерам. И сразу двое из них набросились на эту идею, и я попал в сложное положение, потому что оба они хотели этот фильм произвести на свет, и мне было очень неловко. Потому что я был уверен, что это опять займёт годы, потому что первый мой проект «Знаки любви» – я с этим сценарием носился 6 лет и не мог найти продюсера. А здесь всё произошло мгновенно.

Андрей Сильвестров: Если не секрет, выбор между… Кого вы…

Владимир Мирзоев: Нет, нет, не скажу.

Андрей Сильвестров: Хорошо. Я так понимаю, что у этих продюсеров это первый опыт кинематографический?

Владимир Мирзоев: У них небольшой был фильм, небольшой полный метр, который назывался «После жизни». То есть мы были вторыми по счёту.

Андрей Сильвестров: А при этом, это одна же из самых успешных телевизионных компаний.

Владимир Мирзоев: Да. «Леан-М»? Да, это очень успешная. Они соревновались с «А-Медиа»…

Андрей Сильвестров: И выиграли.

Владимир Мирзоев: И выиграли, да, в какой-то момент. Но сейчас, в связи с кризисом, по-моему, это всё перешло в «Сони Пикчерз», и, по-моему, они уже даже не владельцы.

Андрей Сильвестров: Ну, зато могут позаниматься искусством.

Владимир Мирзоев: Могли.

Андрей Сильвестров: Скажите, а вот такой поворот. Вы же достаточно успешный, не просто успешный, а театральный режиссёр, имеющий определённую репутацию.

Владимир Мирзоев: Есть такое дело, да.

Андрей Сильвестров: Причём такую, очень серьёзную.

Владимир Мирзоев: Дурная слава!

Андрей Сильвестров: Ну или так, да, как хотите. При этом не страшно было идти в кино, в том смысле, что это же для вас… Ну, ваш дебют же состоялся достаточно уже, ну, когда вы стали маститым режиссёром. Извините за такую…

Владимир Мирзоев: Да, да, нормальный вопрос на самом деле. Потому что, конечно, человеку в моём возрасте трудно оказаться в положении дилетанта и, так сказать, новичка. Это, действительно, такой определённый кураж нужно иметь, чтобы это сделать. Я вам скажу, что я некоторое время занимался документалистикой. С начала 90-х сделал несколько документальных фильмов, а потом довольно много работал в промежуточном жанре – это не кино, не театр – это телетеатр, где есть монтаж, где есть работа с камерой, где очень определённая энергетика нужна, требуется актёру. Он не может так размашисто существовать, как он существует на сцене. Поэтому отчасти этот телетеатр тоже готовил как бы меня к работе.

Андрей Сильвестров: Это в России?

Владимир Мирзоев: В России, да.

Андрей Сильвестров: Почему-то мы не уследили за этим.

Владимир Мирзоев: Так вы телевизор не смотрите, всё правильно.

Андрей Сильвестров: Пытаемся смотреть.

Владимир Мирзоев: Да не смотрите, я же знаю. Но это естественно вполне.

Андрей Сильвестров: А какие спектакли были?

Владимир Мирзоев: Ну, вот давайте, я назову последние из них, чтобы просто старьё не предлагать смотреть. Тем более что последние были в таком цикле «Домашний театр» сделаны на «Культуре», и они есть в Интернете, их можно найти. Это вещь, которая называется «Раньше» – это пьеса Аллы Соколовой, драматурга из Санкт-Петербурга, с Максимом Сухановым и Ольгой Михайловной Яковлевой в ролях. Там их две всего роли. «Раньше» называется. И произведение, которое называется «Пьеса для мужчины» – это практически моноспектакль, там, с некоторым количеством статистов, такой есть фон там многолюдный. Ефим Шифрин разыгрывает миниатюру Даниила Хармса, а «Second Hand Band» поют песенки на стихи Хармса же.

Андрей Сильвестров: Знаете, я воспользуюсь своим положением стоящего здесь, и сразу хочу пригласить вас с тем фильмом, который вы выберете, именно телевизионным спектаклем, сюда к нам. Нам было бы очень интересно это посмотреть и обсудить. Потому что я уверен, что вот люди, которые присутствуют здесь, и вообще наш зритель, до них чудесным образом этот спектакль не дошёл на канале «Культура».

Владимир Мирзоев: Да, хорошо. Давайте пьесу «Для мужчины» посмотрим. Как раз по Хармсу. Это вполне съедобно.

Андрей Сильвестров: Договорились, мы в сентябре-октябре смотрим пьесу «Для мужчины».

Владимир Мирзоев: Хорошо.

Андрей Сильвестров: Друзья, вопросы, пожалуйста.

Ксения: Здравствуйте. Хотела вас спросить. Понимая, что роль первого плана вы не можете отдать Максиму Суханову в связи с возрастом, как написано в газете. Вторую роль, вот Шимкевича, вы писали специально под него?

Владимир Мирзоев: Я не уверен, что Сахновский имел в виду именно Суханова, честно говорю. Но когда я читал роман, я понял, что Максим это может играть. Это я увидел сразу. Правда, было ощущение, что он может и Стефанова играть. Всё зависело уже от того, каким будет Безукладников, понимаете. Вот когда мы поняли, что мы нашли Безукладникова, здесь стало ясно, что Максиму, скорее, лучше играть Шимкевича, а не Стефанова.

Ксения: Но он изначально планировался?

Владимир Мирзоев: В этом фильме? Да. Он мог играть или Стефанова или Шимкевича. Максим всегда изначально планируется в моих проектах. Не всегда это получается, но…

Ксения: Спасибо. И ещё вопрос. Просто фильм потрясающий, на самом деле.

Владимир Мирзоев: Спасибо.

Ксения: И хотела спросить, почему вот вы решили его показать не в Сочи, где, собственно, сейчас куча народу, и можно было бы сразу собрать огромные залы, увидеть реакцию?

Владимир Мирзоев: А нас туда не взяли.

Ксения: Почему?

Владимир Мирзоев: Это вопрос к организаторам. Не знаю. Они сказали: «Знаете, это очень коммерческое кино. У нас всё-таки другой мандат – мы фестиваль, мы должны показывать кино как бы не для всех». Тогда мы сказали: «Ну ладно, тогда давайте спецпоказ. У вас же есть спецпоказ?» Они сказали: «Да, спецпоказ у нас был. Теперь уже нет, к сожалению». (Смех в зале.) Мы сказали: «Ну ладно».

Ксения: В общем, это их беда. Спасибо!

Андрей Сильвестров: Я вам хочу сказать, что с точки зрения продвижения кинематографа, а мы чуть-чуть этим тоже занимаемся, ни один российский фестиваль не даёт ничего.

Владимир Мирзоев: Что там российский фестиваль!

Андрей Сильвестров: Это тоже правда.

Владимир Мирзоев: Каннский фестиваль ничего не даёт.

Андрей Сильвестров: Каннский тоже ничего не даёт.

Владимир Мирзоев: Вспомните судьбу блестящего фильма Андрея Звягинцева «Изгнание». «Золотая пальмовая ветвь» впервые! Впервые русский актёр получил «Золотую пальмовую ветвь». На самом деле, фильм заслуживал как бы и как фильм, мне так кажется. Моё мнение, не важно. Но просто, любопытства ради, поинтересуйтесь, это же впервые в истории. Это как футбольная команда России выиграла чемпионат мира. Ну, примерно такое же соотношение. Нулевой интерес. Поразительно.

Андрей Сильвестров: Футбол побеждает. Как мы, кстати, это видим сегодня.

Владимир Мирзоев: Да, в умах. Футбол побеждает в умах!

Андрей Сильвестров: Пожалуйста. Дайте я к вам подойду.

Эдуард: Спасибо. Вопрос: а выбор на главную роль актёра Бероева, это был ваш выбор? Просто вот лично моё восприятие – это такое медийное лицо, и как-то неубедительно он выглядел. Ну, то есть, не то, что для этой роли…

Андрей Сильвестров: Именно в фильме он вам кажется неубедительным?

Эдуард: Нет, именно в этой роли. Потому что, как мне казалось, какого-то затюканного жизнью интеллигента должен был играть не медийное лицо. Как мне кажется.

Владимир Мирзоев: Ваше предложение, Эдуард? Я всё пересниму. (Смех в зале.) Нет, ну серьёзно, кого бы вы предложили?

Эдуард: Ну, вот как раз неизвестного…

Владимир Мирзоев: Окей, окей, кого? Есть человек?

Эдуард: Нет, нет.

Владимир Мирзоев: Так в том-то и дело, что нет-нет! Понимаете? Найдите интеллигентного талантливого артиста в диапазоне 30-40 лет. Вот скажите мне, кто это? Я готов был снимать Костю Хабенского, но это же не серьёзно, понимаете. Не может Костя отвечать за всю русскую интеллигенцию. Серьёзно. Это неправильно, это противоестественно.

Юлия: Я наоборот хотела сказать, что мне поразительно понравился в этой роли Бероев. Я просто удивлена его таланту здесь, и не ожидала от медийного лица такой игры. Просто хотела спросить: какая у вас прокатная судьба ожидается, и что будет в кинотеатрах?..

Андрей Сильвестров: Вопрос от продюсера. Юлия занимается продюсированием.

Владимир Мирзоев: Прокатная судьба нас ожидает тусклая и печальная. Потому что мы выходим завтра, фактически 100 копиями, что означает, что мы, в общем-то, будем идти очень-очень скромно. Потому что если меньше 500 копий – фильм ничего заработать не в состоянии. У нас не было фактически маркетинга, у нас не было денег на рекламу, особенно телевизионную. Без телевизионной рекламы, или поддержки какого-то федерального канала, фильм прокатать нормально в нашей стране невозможно. Потому что у нас нет, например, института звёзд. Вот Эдуард сказал: «Бероев – медийное лицо», но у нас не ходят люди на актёров, понимаете. Почему? Потому что никакой гарантии: замечательный артист может сниматься в абсолютном дерьме. В Голливуде звёзды не позволяют себе таких вещей. У нас участие хорошего талантливого актёра не является критерием фильма. В общем, увы, это не работает.

Юлия: Спасибо СИНЕ ФАНТОМУ, что мы узнали про этот фильм.

Владимир Мирзоев: Конечно, конечно.

Андрей Сильвестров: Вообще, бывают случаи, когда и 100 копий зарабатывают. Это редкие, но…

Владимир Мирзоев: Просветите, Андрей.

Андрей Сильвестров: «Миллионер из трущоб».

Владимир Мирзоев: У нас в смысле? Я говорю про отечественное кино.

Андрей Сильвестров: Отечественное, да, наверное. Но «Миллионер из трущоб» – уникальная прокатная история. Это просто невероятно. Пожалуйста, друзья.

Юлия Баранова: Я позволю себе согласиться. Мне кажется, что очень были точные попадания, и медийность абсолютно, мне кажется, актёрам профессиональным не должна мешать. Вообще, в принципе, в работе.

Владимир Мирзоев: Согласен, согласен.

Юлия Баранова: Суханов конечно… Как-то я так, ну…

Андрей Сильвестров: Круто, да, было?

Юлия Баранова: Я могу сказать, где я его узнала. Я узнала его только в том моменте, когда об него тушили бычок.

Владимир Мирзоев: Знаете, Юля, вы не одиноки. Очень смешно, но ко мне подошли после премьеры некоторые мои знакомые, даже среди них актёры, и знающие Максима лично, и сказали: «Знаете, Владимир, но мы его не узнали сразу. Это очень странно». А там никакого пластического грима, как вы понимаете, не было.

Юлия Баранова: Это очень… Причём, я как-то с профессиональной точки зрения пыталась это всё посмотреть. И да, моменты правды были только там. Когда уже какой-то кадр такой был плавающий. В общем, да, это, конечно… Нисколько медийность никому не помешала, всё очень точно. И ещё меня очень-очень порадовал такой сочный жирный кусок с Лысак. Вот это, конечно… Оля Лысак играла продавщицу, очень колоритную. И вот этот вот кадр… Что она сказала? «Считай-считай?». Вот это она и это вообще очень…

Владимир Мирзоев: Да, Оля хорошая.

Юлия Баранова: Я за доброе кино, мне кажется, за позитив.

Андрей Сильвестров: А вам кажется, что кино доброе?

Юлия Баранова: Мне кажется, да. Мне кажется, оно очень позитивное, там все очень хорошие.

Владимир Мирзоев: Режиссёр недобрый, но кино доброе.

Юлия Баранова: Оно оставило доброе, хорошее…

Владимир Мирзоев: Мне приятно это слышать.

Юлия Баранова: Много кусков было, много было разных каких-то событий, но в общей картинке у меня осталось такое позитивное. Я бы даже как-то посоветовала. Спасибо.

Владимир Мирзоев: Спасибо.

Андрей Сильвестров: Отправьте, пожалуйста, микрофон за два ряда от вас.

Лена: Добрый вечер. Спасибо за фильм. И у меня, знаете, несколько вопросов. Первый вопрос. Вы сказали, что вам прислали почти законченный сценарий. Дорабатывали ли его вы, и вообще, как изменился сценарий от первоначального до, вот когда это уже было при монтаже?.. Вот насколько это, концовка меня особенно интересует и так далее. Это первый вопрос. И второй вопрос, можно, такой продюсерский: вот, сколько длились съёмки, и каков бюджет фильма? Если можно.

Андрей Сильвестров: Так.

Владимир Мирзоев: Да, конечно. Я, наверное, неясно выразился, но Игорь прислал мне незаконченный роман, рукопись романа. Ещё до того, как он дописал и опубликовал его. А потом мы вместе работали над сценарием, пересылая друг другу какие-то сцены, куски, эпизоды. И все изменения были авторизованы Игорем Сахновским. В общем, мы всё обсуждали, всё решалось коллегиально.

Лена: Ну, вот когда сценарий был принят, и вы по нему начали снимать, и когда вы закончили монтаж – это было то же самое?

Владимир Мирзоев: В каком смысле?

Лена: Я объясню. Просто я столкнулась с тем… Ну, особенно это молодым режиссёрам свойственно, но, в принципе, есть просто стиль у режиссёров такой, что, например, Вырыпаев мне сказал, что «Ой, когда я делаю монтаж, я уже вообще сценарий не смотрю». Все настолько меняется.

Владимир Мирзоев: А, понятно, понятно. Я понял, Лена. Сейчас попробую ответить на этот вопрос. По-моему, для того, чтобы экономить продюсерские деньги в процессе производства, нужно не только написать очень внятный сценарий, но и сделать подробнейшую раскадровку или сториборд как это по-английски называется. То есть нарисовать каждый кадр, придумать его вместе с оператором и нарисовать. Что мы и сделали. Хотя, Серёжа Мачильский, который был у нас оператором, он мне сказал: «Слушай, ну чего мы рисуем? Всё равно ты потом всё отменишь, мы будем импровизировать». Вот я вам скажу честно: 98% того, что мы придумали и нарисовали – снято. Конечно, пришлось что-то из фильма вытрясти, немножко его подсократить, но вообще лишние 15-20 минут, которые уходят из окончательной версии – это считается нормально, по-человечески. То есть, мы не сняли фильм, который был в два раза длиннее. По-моему, по отношение к группе это дело чести, снимать то, что есть в раскадровке. Потому что тогда все понимают, собственно, чем мы занимаемся на площадке. Ведь самая большая проблема, которая на съёмочной площадке и вообще в нашей цивилизации нас преследует – это то, что всё дезорганизовано, люди не обмениваются информацией, никто не понимает, что происходит. Из-за этого мучительно растягивается съёмочный процесс, и идут потери денежные большие. Именно из-за этого, из-за того, что плохо подготовились. Мы готовились стандартно: полгода; съёмочных смен у нас было 48, ну с выходными это получилось где-то 2 месяца; ну и примерно полгода постпродакшн. Вот так это выглядело.

Андрей Сильвестров: Всё очень как-то…

Владимир Мирзоев: Да. Нормально. Не долго, не медленно.
СсылкаОтветить